Билеты
Саратовский муниципальный Новый драматический театр
г.Саратов, пл.им.Орджоникидзе Г.К., д.1.
Телефон: (8452) 94-64-55
Билеты

Юбилей в год театра.

Беседа  с Т.П.Чупиковой, актрисой и режиссером театра «Версия».

 

Татьяна Павловна, в этом году юбилей вашего театра, вы стоите у самых его истоков и как верный соратник тридцать лет трудитесь совместно с Художественным руководителем «Версии» В. В. Сергиенко. А вообще расскажите про вашу историю знакомства.  Вы десять лет уже проработали в ТЮЗе, когда попали в учебный театр, впоследствии ставший «Версией», как это случилось?

Я тогда преподавала в театральном институте сценическую речь. Ирочка Горелик представила меня Сергиенко (он был директором учебного театра). Она нас знакомит, помню, что очень странные электрические разряды летали при нашем разговоре. Это была первая встреча.  

В 1989 году мы с ТЮЗом едем в Краснодар на гастроли. Коля Горобец, в гостинице, просит меня покидать реплики за служанку в пьесе Д. Пристли «Скандальное происшествие с мистером Кетлом и миссис Мун». Затем попросил за главную героиню почитать. Оказывается, они уже репетировали спектакль, ему нужна была партнерша. Коля приводит меня в учебный театр, и спрашивает Сергиенко, подхожу ли я на роль героини? Виктор Владимирович смотрит и говорит: «Очки подходят!» (На мне были шикарные индийские очки-капли) А я про себя подумала: «Что?! Я артистка ТЮЗа с десятилетним стажем!»

Благодаря очкам вы получили главную роль?

Не совсем, мы с Колей готовили сцену, сыграли. Спрашиваем: «Ну как?». А Сергиенко: «Мне чего — то не хватает!» и начинает говорить, искать вокруг да около.  Это потом я привыкла к его манере. А вообще, я другой школы, там задачи более конкретные, репетиционный период короче. И тогда я ему с негодованием: «Слушайте, вы меня просите сыграть что — то серо-зеленое с голубым оттенком?». Он говорит: «Может быть!». Я разозлилась, но мы с Колькой играем эту сцену еще раз.  Сергиенко одобрил: «Ну да, как раз это подходит», и приглашает меня на эту роль. Мы все были очень увлечены этой работой.

Спектакль шел в Учебном театре, как на это отреагировали в ТЮзе?

Сначала играла тайком, не дай Бог кто узнает!  Однажды в ТЮЗ приехал итальянец, рассказывать о комедии дель арте, и вот с ним вместе Киселёв попадается мне навстречу: «Стой! Это что еще за театр?! Версия?! Почему без разрешения?». Я взяла его за пуговицу на дубленке, начала крутить и говорю: «Вы знаете, Юрий Петрович, я вам должна сказать, что вы такая удивительная личность, мощнейшая, что я хочу быть похожей на вас. Хочу расти, приобретать в профессии что-то новое, что-то искать. Поэтому я хотела сыграть пробную роль, вот и все.» Он так смотрит на меня, на пуговицу, на меня: «Ну, ладно иди, детка.» Я в ужасе рыдаю: «Все, я в ТЮЗе больше не работаю.» Но проходит время все начинает рассасываться, потихоньку-потихоньку, я продолжаю играть, с ролей меня не снимают. Но с повышением тарификации меня прокатили.

Расскажите, как удавалось совмещать работу в ТЮЗе и в «Версии»?

Помню, в Новгороде был фестиваль поющих артистов. Из ТЮЗа на него отправляется группа актеров. И тут я прихожу в ТЮЗ с песнями из спектакля «Русалка», который играю в «Версии», и показываю их Юрию Петровичу. И случается невероятное: Киселев отправляет меня за счет ТЮЗа на фестиваль с песнями из спектакля «Версии». Приезжаем в Новгород, наша группа получает награду, ладью. Там я заболеваю воспалением легких. Потому что ливень был, а я в босоножках. Возвращаюсь в Саратов (а тут фольклорный фестиваль), исполняю песни из «Русалки» на фестивале, прихожу домой и падаю как курица с отрубленной головой. Оказывается, двустороннее воспаление уже в астму переходит, я задыхаюсь.

Друзья помогли, начали откалывать, мне немного полегче, но не до конца. А в сентябре «Версия» едет с большими гастролями в Волгоград. Мне после болезни плохо еще и, чтобы найти силы, я деревья обнимала, просила их помочь.

Другое потрясение случилось на фестивале моноспектаклей «Вначале было слово…» в Перми. Костюм из спектакля «Русалка», с которым мы приехали, я впервые надела только перед выходом на сцену. И там у меня вдруг пропал голос, оказалось аллергический шок. Тем не менее, я его доиграла и спектакль получил премию за оригинальное режиссёрское прочтение русской классики.  Но чего мне это стоило, страшно вспомнить.

На двухсотлетие Пушкина, во Пскове, я приехала опять же с «Русалкой», но уже в другом костюме. Спектакль прошёл хорошо, все участники фестиваля и сам Петр Наумович Фоменко хлопали нам стоя, а потом говорили удивительные слова, которые греют меня всю жизнь. Там с нами была Валентина Семёновна Жукова, начальник управления культуры. Она раньше всех узнала, что мы вошли в четвёрку лучших спектаклей. И когда мы приехали в Саратов, она подготовила документы об учреждении муниципального театра «Версия». Двадцать пять лет назад ровно.

Давайте вернемся в современность, к предстоящей осенью премьере «Чайки» в постановке Сергиенко.* Вы будете играть роль Полины Андреевны. Я знаю, что вы уже играли в спектакле по этой пьесе, постановка «Чайки» Киселева и Сергиенко, есть ли какие-то точки соприкосновения?

Однажды Киселев сказал: «Вы, пожалуйста, творчески растите, заявки подавайте». Я и подала заявку на роль Маши, а я там играла горничную. Рябов Владимир подает на Медведенко. Целый год, каждые три месяца мы показывали Киселеву свою сцену. Он отсматривал и говорил: «Да, ну хорошо, работайте дальше.» Однажды я пришла в «Чайке» играть горничную, а исполнительница Маши заболела, меня и ввели за десять минут, потому что я была готова. С тех пор я играла Машу.

Но конечно, эти спектакли невозможно сравнивать, потому что у каждого режиссёра свой диалог с Антоном Павловичем, к тому же другое время, другой зритель. Актёры давно ждали этого гениального автора, чтобы прикоснуться к прекрасной пьесе. Пусть зрители и критики оценивают нашу работу. Мы с нетерпением ждем премьеры.

 

Беседовал И. Игнатов.

* Статья опубликована в октябрьском выпуске журнала «Театральный вестник».

Фото со спектаклей: «Блажь», «Загадки курочки Рябы», «Снегурушка», «Дед Мороз и волшебное зеркало».